О чем спрашивают. Не ограничивают ли 613 заповедей свободу личности?

Отвлечемся ненадолго от евреев. Представим себе обычного воспитанного человека. Трудно ли ему вести себя прилично? Не ограничивает ли его свободу необходимость соблюдать правила вежливости: не грубить, не перебивать собеседника, обращаться на „вы“ к незнакомым людям? И сколько мелочей он должен учесть, если желает следовать модным трендам?

Ответ очевиден — в рамках этих многочисленных „ограничений“ он чувствует себя вполне свободно. Собственно, культурный человек отличается от прочих именно количеством правил, которым он привычно следует. Другое дело, что правила эти сильно различаются в зависимости от места и времени. Нормы морали и этикета, не говоря о моде, довольно изменчивы. Как писал один замечательный поэт: „Один сезон наш бог Ван Гог , другой сезон — Сезан“.

Еврейские „правила“ остаются неизменными столетиями. Они не подвластны веяниям моды и переменчивым законам этикета. Недавний пример. Одна журналистка, собираясь взять интервью у раввина, протянула ему, здороваясь, руку. Раввин руки не подал. На недоуменный вопрос он ответил: „Меня мама с детства приучила не касаться чужого“. Для соблюдающего правила иудаизма еврея, есть только одна женщина, до которой он может дотронуться (исключая определенные дни) — его жена. Остальные — под запретом. Ограничивает ли этот запрет свободу еврейской личности? Не более, чем для воспитанного человека требование иметь при себе чистый носовой платок.

 

 

категория: Иудаизм, Заметки; ключслова: заметки начинающего еврея;

 

 

7 июня 2017

 

 

 

 

Яндекс.Метрика